История создания компании Lacrima

продукция компании лакрима

Компания Lacrima — одна из первых в России стала выпускать профессиональную косметику для салонов красоты. Ее глава Игорь Анчевский 10 лет назад начал косметическое производство с использования большого военного секрета — «голубой крови». Сегодня его компания закупает сырье в самых экзотических странах мира, изготавливает свою продукцию на Кипре, продает в России и собирается осваивать западный рынок. Российские потребители все чаще предпочитают отечественные средства ухода за кожей. «Труд косметолога лишь наполовину состоит из работы руками, другая часть — это работа головой».

Пятеро смелых

Игорь Анчевский еще лет двенадцать назад не мог предположить, что ему придется вникать в особенности руководства косметической компанией и заниматься поисками поставщика аминокислот шелка. Высшее техническое образование, работа инженера-конструктора в НИИ… Казалось, жизнь можно было просчитать на годы вперед. А теперь он уже не представляет, как можно делать чем-нибудь другое. «Администрирование, управление, организация — это все мое, я с удовольствием этим занимался», — говорит Игорь. Правда, сейчас на плечах Анчевского не только управление и организация, но и финансы, юридические вопросы и учет. Игорь многое делает сам, иногда даже контролирует погрузку товара. Работа с клиентами, разработка рецептов и контроль за производством продукции лежит на плечах коммерческого директора Марины Глинской. На рынок красоты сотрудника НИИ привел случай. Дело было в конце 80-х. Собрались пятеро давних друзей — химик, биолог, врач и два инженера — и решили основать компанию по выпуску косметической продукции. Направление работы задал врач, занимавшийся разработкой загадочной «голубой крови». Искусственная кровь — та самая «голубая» — разрабатывалась военными и медиками в середине 80-х годов в качестве заменителя настоящей для переливания раненым. В косметической сфере «голубая кровь» пришлась как нельзя кстати. Дело в том, что этот препарат насыщен большим количеством кислорода, помогающего коже усваивать питательные вещества. Кислород начал входить в моду. Предприятие обещало стать успешным. Вот только одна беда — кроме неплохой идеи, у пятерки не было за душой абсолютно ничего. Не было даже названия. Подбор имени оказался делом непростым. Все женские и мужские имена, подходящие для косметической компании, разобрали кооперативы. Кто-то из компаньонов предложил назваться «Назаром». Идея была отвергнута — в самом деле, разве к лицу косметической компании деревенское имя? После долгих прений Назара облагородили на восточный манер, превратив в «Низар». По данным Минздрава и частных исследователе, на долю российских средств по уходу за кожей приходится сейчас около 60 процентов отечественного рынка и последние три года эта доля стабильно увеличивается примерно на 5 процентов в год. «Нам просто повезло — мы сумели убедить оптового покупателя сделать предоплату за еще не существующую партию кремов», — вспоминает Игорь Анчевский. Большим подспорьем стал кредит в миллион рублей, выданный Сбербанком. На эти деньги компаньоны выкупили у Центрального института гематологии и переливания крови простаивавшее оборудование по производству «голубой крови». Друзья сняли помещение у знакомых в госпитале ГУВД, сырье закупили в Харькове, с упаковкой помогли немецкие партнеры. Бывшие сотрудники НИИ и название крему придумали отдающее техникой — «Геликс-1» и «Геликс-2». Первая партия в 200 000 тюбиков разошлась очень быстро, несмотря на то, что тюбик стоил по тем временам довольно дорого — 1 доллар за штуку. Заказы на модную кислородную косметику посыпались как из рога изобилия. Мощностей лаборатории не хватало, и «Низар» стал размещать заказы на стороне. Партнерами «Низара» были датская фирма Crane, кипрская Palena Biocosmetics, французская Biologique Recherche, АО «Ферейн» и даже муромский завод «Верба», в дореформенные времена производивший детонаторы и запальные шнуры для взрывных работ. За продукцией приезжали и с Украины, и из Эстонии. Конечно, не все шло гладко. Компания «прокололась» на выпуске солнцезащитного крема. Его продажи не окупили затрат на разработку: рынок был заполнен западными марками, и покупатели отнеслись к новинке с недоверием. Игорь Анчевский помнит несколько случаев, когда оптовые покупатели брали несколько ящиков продукции, а затем «забывали» перечислить деньги. Но времени охотиться за жуликами не было — заказы росли день ото дня. В середине 90-х оборот компании составлял 3 миллиона долларов в год. Так продолжалось еще некоторое время, а потом компаньонам стало тесно под одной крышей. Нет, ссоры не доходили до рукопашной борьбы за печать или за право подписи. Ссорились по мелочам: участвовать в конкретной выставке или нет, запускать новый продукт или повременить, работать с этим поставщиком или с другим. Анчевский продвигал идею создания линий профессиональной косметики, а его коллеги хотели развивать направление масс-маркет. Проблему решили одним махом, разделившись в 1998 году на две самостоятельные компании: «Корпорацию Низар» и «Коммерческий центр Низар», чуть позже переименованный в Lacrima. Первая компания сосредоточилась на выпуске косметики класса масс-маркет, распространяющуюся через магазины и оптовые склады, a Lacrima начала разрабатывать марку «Низар для профессионалов», предназначенную для использования в косметических салонах. Умар Асхянов возглавил «Корпорацию Низар», а Анчевский сосредоточился на профессиональной косметике.
Интересуют кровати? Большой выбор кроватей и раскладушек можно найти в интернет-магазине мебели Mebelini. Не обязательно ходить по магазинам, достаточно выбрать кровать, заказать и ее вам доставлять домой. Это очень удобно и сэкономит ваше время.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Другие записи из категории "Косметология":